Картинки из квадратов \ Уголок Томаса Манна \ Бездонный колодец прошлого \ Разбор полетов \

11.1.4.13. Первый проклятый
градостроитель ©

И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема. И познал Каин жену свою; и она зачала, и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох (Быт. 4, 16–17).
Вот кто был первый градостроитель на земле — проклятый от земли Каин!
Древние города — это крепости. И Каин, одолеваемый страхом за свою жизнь, строит себе крепость.
Он не хочет учиться смирению. Он хочет обороняться. Он продолжает ожесточаться. И, называя город именем своего сына, он все более и более показывает свою отчужденность от Бога, свою самодостаточность.

Проблема урбанизации — это не только социальная, но и религиозная проблема.
Мы говорили уже, что вообще не должно быть разделения проблем на светские и церковные. Человек внутренне чувствует тягу к земле. Не зря так велика тяга жителей больших городов к дачам и садовым участкам. Человек в общении с природой видит небо, солнце, радугу после дождя, видит, как бежит тихая речка, видит поля, деревья, травы, цветы, и сердце его наполняется мыслями о прекрасном, о Боге.
Природа никогда не привязывает нас к конкретной исторической ситуации. Она — вне времени. И стоя где-нибудь в поле, ты понимаешь, что так было здесь и сто, и двести лет назад, и во времена преподобного Сергия.
Город — совсем другой: асфальт под ногами, вокруг бетонные постройки, трубы, дым, грязь, мусор.
И люди стали привыкать к такому “пейзажу”. Один человек, совершивший паломничество во Святую землю, рассказывал мне, как по возвращении оттуда он вдруг все увидел в другом свете.
Он, живший там неделю в православном монастыре, приехал домой в Москву и увидел свалку, канаву рядом со своим домом, лужу, через которую прыгают прохожие.
Неприятно пораженный своим открытием, он стал вспоминать, что сам неоднократно прыгал через эту лужу, и даже отыскал глазами камень, на который надо встать, чтобы удачно прыгнуть. Почему же теперь все воспринимается по-другому? Побывав там, где ступала нога Господа, у великой святыни, он уже иначе воспринимает весь мир.

А вот Каин не хочет жить в мире Божием, он хочет создать свой искусственный мир. И в этом городе он будет жить по своим правилам.
У Еноха родился Ирад; Ирад родил Мехиаеля; Мехиаель родил Мафусала; Мафусал родил Ламеха. И взял себе Ламех две жены: имя одной: Ада, и имя второй: Цилла (Быт. 4, 18–19).
Грех проявляется в детях Каина — у них появилось многоженство, которое начинает угрожать и жизни самого Ламеха.
Ада родила Иавала: он был отец живущих в шатрах со стадами. Имя брату его Иувал: он был отец всех играющих на гуслях и свирели. Цилла также родила Тувалкаина, который был ковачем всех орудий из меди и железа. И сестра Тувалкаина Ноема (Быт. 4, 20–22).
Мы видим, что, живя в искусственном мире, в искусственном городе, потомки Каина начинают создавать ремесла, давшие потом начало промышленности. И если ранее мы говорили, что земледелие учреждено Господом, то здесь мы видим, что промышленность — дело рук потомков Каина.
Нетрудно предположить, что Тувалкаин, который был ковачем всех орудий из меди и железа, ковал не только орудия труда, но и орудия убийства — оружие. Не случайно в этом роде так возрастают масштабы убийств, и расцветает кровная месть.
Ламех, напуганный собственным грехом, грехом многоженства, а затем и убийства, говорит своим женам: Ада и Цилла! послушайте голоса моего; жены Ламеховы! внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне; если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро (Быт. 4, 23–24).
Мы видим, что грех порождает грех, подобно лавине, начинающейся с малого комочка снега. Всемеро превратилось в семьдесят раз всемеро!
К началу данной страницы
Картинки из квадратов \ Уголок Томаса Манна \ Колодец прошлого \ Разбор полетов \