Картинки из квадратов \ О творчестве П. Мондриана и смежных вопросах \ Обзор творчества Мондриана \

6.2.5. Влияние Первой мировой войны ©

Помимо абстрактных аспектов современной жизни, существовала также и другая грань "общего осознания своего времени", способствующая появлению нового искусства группы "Де Стиль". Этой гранью была совокупность переживаний и рефлексии, связанных с Первой мировой войной.
Эта война глубоко потрясла старый менталитет, старое сознание и старый уклад жизни. Она разрушила оптимизм девятнадцатого столетия и заменила веру в возможность непрерывного прогресса горьким разочарованием. Чудеса техники, совсем недавно вызывавшие всеобщее почтение и восхищение, внезапно превратились в ужасные инструменты разрушения.
Так высоко превозносимая социальная структура начала двадцатого века оказалась на самом деле иллюзорной: ни один из международных институтов не оказался в состоянии предотвратить или хотя бы сократить войну. Целое поколение людей утратило ощущение собственной безопасности, лишилось веры в, казалось бы, общепринятые стандарты и нормы поведения. Психологический шок был огромным даже в Нидерландах, которые, как нейтральная страна, избежали непосредственных проявлений ужасов войны.
Реакция на утрату прежних жизненных ориентиров проявляла себя двояко: и в резкой критике прошлого, разрыве с его идеалами, и в мечтах об утопическом будущем. Оба эти проявления можно обнаружить в живописи и философии Мондриана. Утопическая сторона явным образом обнаруживается в грандиозной панораме будущего, которую он набросал в своих философских произведениях. В них он излагает принципы создания нового, светлого и чистого мира при помощи средств искусства.
Другая сторона также присутствовала в его творчестве. В 1917 году в живописи Мондриана произошел отчетливо фиксируемый прорыв, решительный шаг в сторону полной абстракции; и одновременно с этим имел место один ярко выраженный акцент в его "новом осознании своего времени", которому он придавал большое значение. А именно, он считал, что это новое время должно покончить с фатальной, трагической доминацией индивидуализма. Это было его твердое убеждение, в соответствии с которым он и посвятил свою небольшую брошюру о неопластицизме "человеку будущего".