Картинки из квадратов \ О творчестве П. Мондриана и смежных вопросах \ Обзор творчества Мондриана \

6.2.8. Утопия Мондриана ©

Как отмечалось на предыдущей странице, Мондриан никогда не рассматривал свое искусство как "искусство ради искусства". Он считал, что "чистое и незамутненное частностями" изображение реальности и, главное, визуализация универсальной гармонии и уравновешенности (equilibrium), имеют большое практическое значение. "Прояснение идеи уравновешенности средствами живописи имеет огромное значение для человечества. Визуализация этой идеи должна показать, что хотя человеческая жизнь в настоящее время обречена на хаос, она тем не менее, в глубине своей основывается на уравновешенности. Люди поймут, что со временем уравновешенность и гармония смогут все более и более полно жить в нас".
Осуществив визуализацию этих идей, живопись приобретет новое значение: ее функция будет теперь заключаться в том, чтобы поместить изображение универсальной гармонии перед глазами человека, как некий образец для подражания, которому люди будет следовать в своей жизни.
На базе этой концепции Мондриан воздвиг свою грандиозную утопию, некое видение будущего, основанное не на политических или социальных доктринах, а на эстетическом опыте. Не случайно он посвятил свое программное эссе "Le Neo-Plasticisme", представляющее собой кредо нового стиля, "человеку будущего", для которого новое искусство должно было стать руководством к действию.
И первой победой, которую правильному видению мира надлежало одержать в деле строительства Новой Жизни, должно было стать освобождение человека от трагедии: "Мы можем избавиться от гнета трагических обстоятельств нашей жизни посредством ясного видения истинной реальности, которая существует, но которая завуалирована. Если уж мы не можем освободиться сами, то, по крайней мере, мы можем освободить наше восприятие".
Эта идея выражена даже яснее в одном его более раннем сочинении: "Трагедия снимается только посредством созидания некоего гармоничного единства, а во внешней жизни для этого гораздо меньше возможностей, чем в жизни абстактной. В искусстве согласованное единение одной элемента с другим может быть реализовано чисто абстрактно, следовательно, искусство опережает жизнь".
Практическое следствие из этого умозаключения было достаточно очевидным: "Сейчас, когда избавление от трагедии является главной целью жизни, было бы нелогичным оказывать сопротивление становлению и развитию неопластицизма" (напомним, что это было написано во время Первой мировой войны, оказавшей, как отмечалось ранее, значительное влияние на творческую эволюцию Мондриана).
Таким образом, по мнению Мондриана, неопластицизм являлся не только предвестником нового искусства, но и прообразом нового стиля жизни, в которой смогут реализоваться законы универсальной гармонии и которая приведет человека в консонанс с универсумом.
Несмотря на уединенный образ жизни, впечатлительная натура Мондриана остро реагировала на несправедливость, угнетение людей, которые он имел возможность наблюдать вокруг себя. По его мнению, трагические обстоятельства такого рода имели в своей основе две главные причины: доминирование людской субъективности и индивидуализма, а также некий общий дисбаланс нашей социальной системы, проистекающий вследствие отсутствия в ней духовных начал.
Следовательно, устранение этих причин и должно было стать сверхзадачей для искусства: "Чисто пластическое видение реальности должно сформировать общество нового типа точно так же, как в области искусства это видение формирует сейчас новый пластицизм. Это будет общество, основанное на равновесии материального и духовного, некоторое общество, умиротворенное сбалансированными взаимоотношениями".
В этом пассаже мы можем видеть весь смысл утопии Мондриана, как некоей эстетической утопии, и, возможно, до некоторой степени, характеристику самих Нидерландов, страны, где эта утопия возникла; страны, в которой зрительным образам, по сравнению со словами, всегда отдавался приоритет в качестве средства выражения.
С этой концепцией искусства, Мондриан и его товарищи по движению "Де Стиль" взяли на себя задачу "быть авангардом" не только в искусстве, но и вообще в культуре и, даже, в человеческой жизни. "Искусство опережает жизнь. Действительно, ведь мы не можем выделить в нашей текущей жизни ничего такого, что могло бы стать прелюдией к Новой Жизни. Поэтому давайте присмотримся к эволюции человеческой культуры в области свободного искусства, а именно — к его движению в сторону реального освобождения от каких-либо форм и достижению сбалансированности всех элементов — то есть к некоторой истинно уравновешенной жизни". Таким образом, искусство само по себе может стать авангардом для жизни, служить маяком для нее; другими словами, оно может "просветить" человечество.
Просвещение — вот что было ядром той задачи, которую Мондриан с друзьями назначили своему искусству. И свет от этого искусства освещал многие области, но в первую очередь — сферу взаимоотношений между людьми в обществе. Поистине захватывающе интересно наблюдать, как Мондриан развивает свою утопию, как он приспосабливает ее к реальности: каким образом равновесие различных состояний в обществе выводится из равновесия прямоугольных областей на его картинах. Конечно, все это было утопическим видением мира, но, несмотря на свою идеалистичность, оно обладало также и огромной пророческой силой.
Живопись таким образом, становилась некоторым аналогом будущей реальности, некоторой ее моделью в буквальном смысле слова. Факт, что искусство, по сути дела, превращалось для жизни в образец для подражания, был трансформирован Мондрианом в следующую аксиому: "Ощущение прекрасного, освобожденного от материального субстрата, сделает возможным на новых принципах реорганизовать наше материалистически организованное общество".
К началу данной страницы
Картинки из квадратов \ О творчестве П. Мондриана и смежных вопросах \ Обзор творчества Мондриана \